22:50 

Эльфийка и байкер

Оптимус Прайм
Поехали!
Ну что, товарищи, 12 апреля стукнет 8 лет, как я здесь обитаю - то полноценно, то пунктиром.
(Ешли шохранились ишшо поклонники моего творшества - а вот нашамкался тута новый рашшказик...)
В общем, то ли к годовищине дневника, то ли к прошедшему первому апреля - не суть важно. :)
объём - 11 страниц 11-м кеглем, под морем сразу и всё. ;)

ЭЛЬФИЙКА И БАЙКЕР
(сказка)

Она была эльфийкой – но не той, конечно, что шьют себе длинные платья, клеят выпирающие уши и снимаются в фотосетах, а потом надевают любимые берцы и идут на концерт памяти Горшка. Нет, она в самом деле была светлой эльфийкой, и поэтому вписываться в канву сюжетов окружающего мира ей было непросто. Безусловно, ей не приходилось прятать под причёской эльфийские уши – уши у неё были самые обычные, и даже в серёжках не было ничего сакраментального, выдававшего её истинное происхождение. Более того – она даже никогда не читала на тематических сайтах статьи с заголовками вроде «как определить, что вы настоящий эльф?» Но всякий, кто заговаривал с ней – всерьёз, не о погоде и отправленных факсах – очень удивлялся, как могло уцелеть в современных реалиях столь доброе, честное, чистое и открытое существо.
Увы, чтобы уцелеть в современных реалиях, эльфам приходится работать; ещё чаще – вкалывать. Светлая принцесса Лаириэль, окружённая сиянием нимба золотистых волос, сидела за стойкой между двумя компьютерами и над тремя телефонами. А на воздушную блузку был приколот оскорбительный бейдж, где мелко-пакостным иноземным шрифтом значилось: “office-manager”, и покрупнее – “Larissa”. В её обязанности входило распределять поступившую корреспонденцию, заказывать билеты, бронировать отели, принимать звонки, встречать курьеров, приносить чай или кофе гостям – и множество подобных рутинных задач. А поскольку компания была крупной, то нашей эльфийке приходилось крутиться с утра до вечера. К слову сказать, работала она в конкретном отделе и числилась помощником руководителя, а это – в силу размеров и престижа компании – считалось местом весьма и весьма недурным. Работать таким образом Лаириэль нравилось, а её работа, в свою очередь, очень нравилась непосредственному начальнику. Вероятно, виной тому была эльфийская магия, которую принцесса не использовала, а прямо-таки распространяла вокруг, как сияние, ввиду чего не восхищаться ею было невозможно. К сожалению, как это нередко случается с настоящими эльфийскими принцессами, она искренне не понимала, что в ней может восхищать, и замечала едва ли десятую часть тех взглядов, что предназначались именно ей.
С другой стороны – когда она всё-таки замечала, что кому-то нравится, это повергало её в глубокую светлую печаль. Дело в том, что в коммерческих организациях, тем более крупных, эльфы встречаются сравнительно редко. Вот и Лаириэль со всех сторон была окружена исключительно людьми, гномами и троллями. Правда, в компании работала ещё пара волшебников – но они, как и полагается, были сказочно древними и вызывали у эльфийки лишь тёплые дочерние чувства – хотя, вписываясь в реалии современного мира, гладко брились, душили лысину и каждый день меняли хрустящие рубашки. Что же до остальных – людей, даже очарованных красотой эльфийки, интересовали в основном хоккей, машины, проекты реорганизации компании, деньги, политика и секс. Ни в одной из этих тем люди не разбирались как следует, а к некоторым и вовсе не имели отношения, но говорили только и исключительно об этом, и чем меньше знали, тем подробнее поучали других. Лаириэль улыбалась им и приносила кофе или чай.
Гномов не интересовали ни политика, ни хоккей, ни реорганизация компании. Ведь всё, что нужно для счастья настоящему гному – это пиво, мясо и золото. Гномы, в отличие от людей, прекрасно разбирались во всех трёх означенных темах, а потому ни с кем их не обсуждали. Самые успешные гномы хранили круглые суммы в банках, обедали и ужинали в ресторанах, а с пива давно перешли на напитки более благородные и статусные, но гномами от этого быть не перестали. Лаириэль улыбалась им и поддерживала разговор о погоде.
Хуже всего дело обстояло с троллями. Троллей вообще ничего не интересовало, кроме процесса поедания людей и гномов. Понятно, осуществлять такой процесс куда сподручней из кресла руководителя, поэтому истинная сущность тролля раскрывалась обычно с того момента, когда он опускал задницу в поскрипывающее кожаное кресло. В силу специфики сущностных задач многие тролли были женского пола, а в силу высокой должности мужчины-тролли считали ниже своего достоинства заговаривать с какой-то там секретаршей. Лаириэль им просто улыбалась. Причём делала она это совершенно искренне – и в этом-то заключалась её основная отличительная черта.
Несмотря на всё вышесказанное, один тролль как-то возомнил, будто сможет добиться взаимности от эльфийской принцессы. Он причёсывал плешь, говорил банальные комплименты толстыми губами и тонко намекал на шубу и курорты. И даже очень осторожно – на автомобиль, но Лаириэль наотрез отвергла его ухаживания. Никакого другого выхода у тролля не оставалось, кроме как скушать эльфийку. Практической пользы для организма тролля в этом не было, так как офис-менеджер не являлся стратегическим объектом, назначенным на поедание. Но месть – дело святое.
Но тут, к счастью для доброй эльфийки, появился один из мудрых волшебников. Погрозив троллю Волшебным Посохом, означавшим длительную командировку в Вологду, Чебоксары или Сызрань (на выбор), он забрал принцессу в свой отдел, располагавшийся в соседнем корпусе, и с ненавистным троллем Лаириэль больше не виделась.
Для полноты картины, пожалуй, следует упомянуть про орков. Орки, в силу низкого уровня интеллектуального развития, в компании работать не могли. Но они постоянно были неподалёку, так как на противоположной стороне улицы располагался колледж Культуры. Из семейных преданий Лаириэль знала, что в прежние времена колледж назывался Училищем, и в нём мирно уживались и гномы, и люди, и эльфы, создавая подчас истинные произведения искусства. Но потом времена прошли, а орки размножились – и теперь, даже веря в легенду, Лаириэль старалась не ходить в непосредственной близости от колледжа и в светлое время суток, не говоря уж о тёмном.
Что ж, воскликнете вы, отчего такая очаровательная, умная, расторопная, добрая эльфийка не нашла себе прекрасного эльфийского юношу? Не может быть, чтобы их вовсе не было на свете!
Нет, они были. И одного из них принцесса Лаириэль действительно однажды нашла. Он был образованным, утончённым, одарённым, из хорошей эльфийской семьи – и, естественно, был весьма недурён собой. Он слагал заунывные песни и мог наизусть читать едва ли не всех поэтов Серебряного века – но ужасно оскорблялся, если Лаириэль намекала ему, что стихи стихами и песни песнями, но она хотела бы получить на день рождения хотя бы тушь для ресниц или новые туфли, а на его заработки купишь разве что новые колготки, да и те сомнительного качества. Луноликий эльф с горечью отмечал, что ещё никогда, никогда в жизни ему не попадалась настолько жадная и ограниченная принцесса, ни в грош не ставящая Высокое Искусство. И продолжал с выражением читать ей наизусть стихи, размахивая зажжённой свечой, пока она, стоя на стремянке, меняла перегоревшую лампочку. И брать аккорды на гитаре в такт ударам её молотка, когда надо было вбить в стену гвозди и повесить на них новую полку.
В итоге всё это эльфийке ужасно надоело, и одарённый ухажёр был выставлен за двери родительского замка вместе со своими разговорами о литературе и обтёрханной гитарой, оклеенной вкладышами из жвачек 90-х годов.
Короче говоря, положение было если и не критическое, то довольно печальное. Эльфы, как известно, стареют очень медленно, но в нынешних реалиях это мало кого волнует, ведь современные девушки смотрятся не в зеркало, а в паспорт, и тем усиленнее, чем более они одиноки. В паспорте у нашей эльфийки в графе «год рождения» цифра стояла, конечно, ещё не критическая, но уже достаточно печальная, в силу чего она, вздохнув, решила посвятить оставшиеся тысячелетия своей жизни служению какой-нибудь светлой и возвышенной идее. Но, пока она перебирала в уме возможные варианты, на экраны вышла вторая часть голливудского «Хоббита», и утихшие было подружки по прежним тематическим сайтам, не снимая с глаз огурцов и не отнимая младенцев от розовых грудей, стали настойчиво хихикать, чтобы она перестала ждать своего принца или, там, короля, а нашла симпатичного гномика и зажила бы с ним покойно и счастливо, выбираясь на шопинг в Рим и на отдых в Альпы. Не имея возможности противопоставить хоть что-нибудь веское носителям огурцов и детей, принцесса лишь вздыхала, потягивая предложенный ими полезный зелёный чай. А наутро снова приносила кофе людям, здоровалась с гномами и улыбалась троллям.
И, конечно, она менее всего ожидала, что возьмёт – и в кого-нибудь влюбится. Притом не ласково и созерцательно, как это обычно бывает у неопытных эльфов, а очень даже всерьёз.
Само собой – о чём говорилось выше – она и представить себе не могла, что он тоже может быть в неё влюблён. Увы, так оно и было. Увы – потому что этого счастливца угораздило родиться даже не гномом. Он был байкером. А байкер – это куда хуже, чем гном! Во всяком случае, с точки зрения любого добропорядочного эльфа. Ну да, эльфы тоже порой берутся рассуждать о том, о чём не имеют ни малейшего понятия.
Так или иначе, их симпатия была обоюдной. И именно поэтому они не смели заговорить друг с другом даже о погоде. Они здоровались – смущённо, и столь же смущённо друг другу улыбались. Происходило это обычно на захарканной лестнице либо на пути к вонючим мусорным бакам – в общем, в местах, далёких от любого намёка на эльфийскую романтику. Байкер-Который-Хуже-Гнома жил двумя этажами ниже в квартире напротив. Принцесса даже не знала его имени. А спросить боялась: соседи сразу заподозрят, что нездоровый интерес возник неспроста, и ведь не ошибутся.
Тайну – как и положено в сказках – раскрыл случай. Где-то ближе к концу весны златокудрая Лаириэль проснулась в два часа ночи от того, что прямо во дворе родительского замка ревели мотоциклы, орали и гоготали всадники. Поскольку весь панельный замок давно уже спал, а майская ночь с бледной шкваркой месяца выдалась тёплой и влажной, слышимость была фантастическая. Лаириэль спросонья испугалась, что их атаковали гоблины или даже целый отряд орков. Но, осторожно отодвинув край занавески и притаившись за горшком с разросшейся геранью, она увидела, что это всего-навсего четыре байкера с двумя пассажирками. Снизу донёсся неслыханной громкости молодецкий посвист, а вслед за ним вопль:
- Ма-а-акс!
И разом взревели два мотора.
Папа-эльф открыл окно в соседней комнате – видимо, проверить, не приставлена ли к стене замка прочная лестница, позволяющая с лёгкостью украсть прекрасную принцессу. А ей из-за горшка с геранью было отлично слышно, как сосед-байкер сперва мягко пожурил товарищей за столь поздний визит, употребив всего-навсего два матерных слова, и прекрасно видно, как он спустя пару минут вышел вниз в кожанке, накинутой на голые плечи. И, белея в свете фонаря майкой, о чём-то с ними переговорил, после чего вернулся в парадное.
Но это ни на йоту не приблизило их друг к другу, о чём Лаириэль догадалась спустя пару дней, когда он бросил торопливое:
- Привет! – и, улыбнувшись, вновь пробежал вниз по лестнице мимо неё. Лаириэль вздохнула и поплелась вверх, домой, уныло думая о том, что Максим-Который-Хуже-Гнома едва ли когда-нибудь обратит внимание на скромную принцессу из приличной эльфийской династии.
Макс, который на тот момент уже мог определить свои чувства к прекрасной соседке вполне конкретно – выражением «неистовый стояк», - тоже уныло думал о том, что с такими чувствами в приличной эльфийской семье он не нужен на хер.
Так бы, может, и кончилось – ничем, в смысле – но однажды вежливая и аккуратная Larissa с огромным удивлением узнала в одном из членов очередной делегации своего голубоглазого соседа. Он тоже её узнал, и они даже перекинулись парой фраз – «А я вот…» - «И я вот…» - а потом, как положено, заговорили о погоде, но изо всех щелей, дверей и коридоров уже торчали сморщенные человечьи, мохнатые гномьи и большущие тролльи уши. И целый день потом растерянная эльфийка отвечала на вопросы, что же это за стильный молодой мужчина обратил внимание на её персону.
Один только мудрый волшебник не задавал глупых вопросов. Лишь сказал ближе к вечеру, морща усталый лоб:
- Лариса, я заказал для наших партнёров презентацию, а потом банкет.
- Разослать приглашения и программу? – уточнила принцесса.
- Ну, это само собой, - кивнул волшебник. – У нас договорённость на следующую субботу. Я чувствую, что без толкового помощника мне там не обойтись. Это важно, их нужно брать «тёпленькими». Понимаете?
- Ну, конечно…
- Не волнуйтесь, это пойдёт как сверхурочная. Или премией. Как захотите.
Лаириэль была очень предана своему волшебнику – в конце концов, именно он в своё время выдернул беспомощную принцессу из пасти тролля. Поэтому она согласилась без всяких колебаний. Как же забилось её сердце, когда в списке адресов она обнаружила контакт «Klimov_Maxim»! Оставалось только надеяться, что это его адрес.
Так оно и было. В свою очередь, Макс ужасно обрадовался, получив письмо с почтового адреса LarissaMurashova. Но он и мечтать не мог, что увидится с ней на презентации!
Зато принцесса отлично себе это представляла, а потому подготовилась, и на встречу явилась во всеоружии – точнее сказать, во всём блеске своей эльфийской красоты. Макс окончательно потерял голову, не запомнил ни единого момента из всей официальной части и с огромным трудом дождался окончания мероприятия. Во время короткого совещания в курилке он активно высказался в пользу заключения договора с компанией, где работала очаровательная эльфийка, и даже веско аргументировал свою точку зрения, употребив слова «креативно», «эффективно» и «рационально». Решение было принято.
Но на банкете – куда гладко выбритый волшебник в ослепительной рубашке, конечно же, пригласил и свою помощницу – Макс, естественно, не удержался. И после нейтрального разговора о работе стал расспрашивать её о вещах куда более интимных, чем даже погода и любимый напиток. Начал он, как водится, издалека: с бутылки, стоявшей в центре стола. И только потом поделился:
- Надо же, а я вообще думал, что вы учительница. Или соцработник.
- Почему? – удивилась Лаириэль.
- Не знаю, - пожал плечами Макс. – Лицо слишком доброе.
- Я тоже не ожидала вас в бизнес-среде встретить, - честно призналась принцесса.
- Из-за моих увлечений? – улыбнулся Макс и фамильярно закинул руку на спинку дивана, где сидела Лаириэль. Улыбка его в окаймлении модной стриженой бородки, обыкновенно смущённая, сегодня была какая-то наглая и самоуверенная. А принцессы, как известно, обладают весьма тонкой душевной организацией: никогда не угадаешь, что им может не понравиться. Особенно эльфийским. Лаириэль смерила дерзкого байкера гордым взглядом и сухо подтвердила:
- Конечно.
Макс в тонкостях эльфийских интонаций разбирался слабо, поэтому нагнулся вперёд и от всей души предложил:
- Хотите, я вас как-нибудь прокачу?..
- Нет, не хочу, - воспитанно отказалась Лаириэль. – Я ужасная трусиха.
- Да бросьте вы! – вмешался в диалог топ-менеджер, наблюдавший за ними с места напротив. – Сколько лет Макса знаю – он ещё ни разу со вторым номером не разложился.
Воспитанная эльфийка стала расцветать красными пятнами.
- Ну, то есть, ни одну барышню ещё не уронил с мотоцикла, - вежливо уточнил топ-менеджер. – Так что соглашайтесь смело!
- Нет, спасибо. Мне это в принципе… не по душе.
- Хм, - спросил Макс, - а что вам вообще по душе?
- Вообще – интересуюсь живописью…
- Рисуете, что ли?
- Нет, ну что вы! Стараюсь не пропустить ни одной значимой выставки. Особенно люблю посещать те, что проходят в корпусе Бенуа. А… вы не были?
- А это где? – немного растерянно спросил Максим.
- Да ладно, неважно, - Лаириэль нежно улыбнулась вслед улетающему очарованию. И, чтобы проложить между ужасным неотёсанным байкером и своей светлостью такую пропасть, через которую не перескочит ни один волшебный конь – даже с мотором, даже о двух выхлопных трубах – торопливо добавила:
- А ещё я выращиваю комнатные цветы, хочу выучить язык квенья и мечтаю научиться играть на лютне.
- Круто, - посочувствовал Максим. – А я вот мечтаю в дальнобой махнуть. Вокруг Балтики. Или через Финку в Швецию, например. А там ещё куда-нибудь.
- Но кто ж тебя отпустит, - вкрадчиво вмешался толстый гномообразный субъект слева от Макса.
- Согласен, - вздохнул тот. – Ну, или хотя бы летом на пару дней в глубинку куда-нибудь. В лес. С палатками…
- На мотоцикле? – уточнила эльфийка. Но так, чтобы поддержать разговор.
- Само собой!
- Но там же комары…
- Да! – оживился Макс. – Бывает столько, что даже нормально не посрать! Прямо в очко кусают, собаки…
…И это был второй момент, на котором наша сказка имела все шансы закончиться. Но случается и так – даже в нынешних суровых реалиях – что вполне обычные существа из вполне обыкновенного мира вовсе не хотят заканчивать свою сказку на полпути, поддавшись унынию, скуке или дрёме. И нет им покоя, пока не написана хотя бы одна сказка в их судьбе – от начала и до самого конца!
А представьте, до чего трудно писать свою сказку, когда все вокруг заглядывают через плечо, то и дело отвлекают, да ещё норовят дать ценный совет!
Но вернёмся к нашим героям. Оба они в тот вечер приехали домой совершенно подавленные и долго не могли уснуть. Макс курил на кухне в открытое окно и думал о том, что он, конечно, идиот, и лучше было говорить только о работе, а теперь принцесса даже здороваться с ним не станет из-за этих дурацких комаров. Лаириэль лежала в кровати в прозрачном кружевном пеньюаре, восхищаясь тем, какой искусный силуэт создаёт на летнем небе разросшаяся герань, и думала о том, что она, конечно, идиотка, и лучше было ограничиться разговором о работе, и уж точно не упоминать язык квенья и игру на лютне.
Утром в понедельник началось самое неприятное. Потянулись вереницей Советчики-Через-Плечо. Люди хлопали Макса по плечу, пачкая потными ладонями его свежую рубашку, и доверительно говорили:
- Остынь, старик, ты же сам видишь, что ты не для неё! Женщина, брат, материя тонкая. Поверь моему опыту! Уж я-то знаю. Не понимает она, в чём истинный смысл и настоящая радость. Да нахрена она тебе, в конце концов? С ней же поговорить не о чем! Что ты с ней, по музеям шарахаться будешь и картины обсуждать? Скука смертная! Она ж, поди, наверняка и готовить не умеет… Развели, понимаешь, эльфиллигенцию, а теперь расхлёбываем. Красивая она, конечно, но с лица воду, как говорится, не пить. Уж поверь моему опыту!
Знающие и опытные люди отходили, и тогда ближе подвигались гномы. Они щурились в курилке от едкого дыма, пускали его струями и кольцами вверх и энергично мотали головой:
- Нет, старик, остынь! Ты же сам видишь: она не для тебя! Можешь себе представить, во сколько тебе обойдётся такая женщина? Это же настоящая чёрная дыра! Ведь баба – штука статусная. И она, брат, прекрасно это понимает. И она будет требовать у тебя всё, что ей причитается. И цацки, и бирюльки, и тряпки, и шубу, и авто, и курорт. Ты же сам понимаешь, что такую женщину ты в «Матизку» или, скажем, в «Октавию» не посадишь. И, извиняюсь, Египет или, упаси Боже, Турцию ей не предложишь. Неплатёжеспособен – свободен, как говорится. Вот так-то, парень.
Третьими подсаживались тролли. Эти были спокойны, мягки и дружелюбны. Словно невзначай они роняли где-нибудь на обеде:
- До чего умно устроена жизнь… Ведь бизнес можно сравнить с тем же рестораном. Администратор – это топ-менеджер. Повара – производство. Официантики – менеджерчики… Их дело – бегать да разносить, а потом собирать грязную посудку… Ну, а посудомойка – это секретарша. Вся жизнь из чужих объедков состоит. Да… Каждому, как говорится, своё место в жизни. Сообразно данным, так сказать.
И Макс радовался, что работа давно научила его слушать любых собеседников молча.
С принцессой обошлись ничуть не гуманнее. Ей тоже досталось и от людей, и от гномов, и от троллей – причём, вопреки распространённому заблуждению, почти половину их составляли существа мужского пола.
Люди – полагаясь на свой обширный разносторонний опыт – придерживались мнения, что эльфийка, конечно, давно спит с «этим байкером», и мнение своё активно распространяли. Они жалели бедных эльфийских родителей, сетовали на ужасные нравы современной молодёжи и сладко гадали, сделает ли принцесса аборт в случае чего, или же нет.
Гномы считали, что эльфийка байкеру отказала, и именно поэтому она законченная дура: упустить такую выгодную партию! Они прикидывали в уме, скольких благ разом лишилась эта курица, блюдущая свою жухлую невинность, и у них перехватывало дух.
Что думали тролли – в действительности – никто не знал. В беседах с людьми они мягко журили тех за неосведомлённость и поясняли, что едва ли у прекрасной эльфийки были интимные отношения с соседом, ведь он, судя по некоторым нашивкам, является членом подпольного байкерского гей-клуба. И именно для того флиртует с барышнями, чтобы отвести от себя всякие подозрения. В беседах с гномами тролли экспрессивно возмущались: помилуйте, какая там невинность?! На самом деле она пассивная лесбиянка, просто в нашем обществе об этом не принято говорить во всеуслышание. В беседах с другими троллями они молча делали мимический жест бровями в сторону двери, за которой располагался кабинет доброго волшебника, а после многозначительно кивали и удовлетворённо вздыхали, увидев, что другой тролль тоже отлично помнит, что на презентацию и банкет эльфийку провёл именно шеф.
К счастью для нежной принцессы, ей пришлось ответить лишь на несколько идиотских вопросов да услышать пару обрывков из всего, что говорилось за её спиной.
Ну, а поскольку никакого продолжения не последовало, разговоры вскоре утихли – и никто, включая даже мудрого волшебника, не мог предположить, что всё самое сказочное именно тогда и началось.
Спустя пару дней Макс и Лаириэль снова столкнулись на лестнице, снова поздоровались, смущённо друг другу улыбнулись – и разошлись. И тут в светлую голову эльфийки пришла сияющая мысль: она, конечно, сказала Максиму о том, что катание на мотоцикле ей не по душе – но ведь она не говорила, что ровным счётом ничего в этой теме не смыслит! А раз так, то…
Естественно, Макс продолжал всё так же привлекать её – влюблённости нет дела до того, о чём рассуждает её объект. И, хотя Лаириэль была практически уверена в том, что после разговора на банкете шансов у неё нет никаких, всё же подумала, что Максиму наверняка будет приятно, если вдруг обнаружится, что она кое-что знает о самом важном увлечении в его жизни.
Принцесса засела за книги. В её комнате, оклеенной бледно-зелёными эльфийскими обоями, заставленной горшками и увешанной кашпо с цветами, появились книги по устройству мотоцикла, тематические журналы и даже неведомо откуда изъятый эльфийской магией засаленный «Учебник начинающего мотоциклиста» 1955 года издания. Принцесса вникала упорно и каторжно, и каждый день становился днём открытий. Очень скоро она уже не путала тахометр с одометром, а также влёгкую отличала чоппер от турера, улавливала тонкую взаимосвязь между лошадьми и кубиками и знала, что отнюдь не каждый горшок рождён для того, чтобы в нём произрастали цветы. И никак не могла сдержать таинственной улыбки, когда мимо неё с рёвом проносились креветки с нажопницами.
Постепенно мотоциклы по-настоящему пленили её светлый эльфийский разум. Принцесса с трепетом осознала, что есть огромное количество мелочей, о которых она читает уже в сотый раз, но до сих пор не имеет представления. Очень ли это трудно – ну, к примеру, для слабой девичьей руки – выжать сцепление? Как втыкают передачу? И действительно ли такая большая проблема – поймать нейтраль?
Фантазировать принцесса не стала, а подняла трубку и записалась на пробный урок в одну из мото-школ города.
Домой она вернулась как в тумане. И, проходя мимо двери Макса, лишь растерянно подумала о том, что при случае его непременно надо будет поблагодарить – ведь, как ни крути, это он виноват в том, что её самосознание теперь перевернулось.
Вскоре Лаириэль объявила родителям, что записалась на курс выставок-лекций «Неизвестные сокровища Эрмитажа», и стала исчезать по вечерам – зачем-то прихватывая с собой объёмный рюкзак. А когда на излёте лета в августовскую синь излилась ранняя гуашь заката, брат-эльф внезапно вспомнил, что где-то год тому назад убрал свои гантели и тренажёрный круг в шкаф сестры. И оттуда – надо сказать, довольно больно, прямо принцу на ноги – внезапно выпал шлем в чехле, а потом ещё наколенники, а потом ещё перчатки. Лаириэль прибежала из кухни на этот грохот.
- Это что? – спросил брат – скорее с интересом, чем с осуждением.
- Защита это, - обречённо вздохнула принцесса.
Брат посмотрел на неё с подозрением:
- Ты что… с этим, который снизу… встречаешься, что ли?!
- Дебил, - отбирая шлем и заталкивая его обратно в шкаф, устало ответила сестра, - я сдала на права и весной покупаю себе мотоцикл. Ясно?
- А…
- А сосед тут не при чём, - ласково добавила Лаириэль, закрывая дверцу. Подумала и попросила, смягчившись:
- Родителям только не говори…
Что касается Макса, он был точно так же убеждён, что после простецкого разговора на банкете шансов у него нет никаких. Но эльфийская принцесса продолжала являться ему в видениях, и всё больше эротического характера. В конце концов ему в голову пришла примерно та же мысль, что и ей: если уж не светит продолжение знакомства – пусть по крайней мере с его помощью произойдёт что-то, что окажется для неё безусловно приятным. Максу было в некотором смысле проще: у объекта его страсти увлечений было сразу несколько, и из них можно было выбирать. Язык квенья Максим отверг без колебаний: к иностранным языкам, даже существующим, способностей у него не было никогда. Подумал насчёт живописи – но тут было не совсем ясно, как потом невзначай обнаружить свои свежие сногсшибательные знания. Да и вообще, какая в них практическая ценность? А вот при случае слабать что-нибудь на лютне или сунуть принцессе унылый росток в горшке с напутствием «на! это я сам вырастил…» - пожалуй, будет самое оно.
Начать Максим решил с цветов. Он накупил на кассе в магазине «Леруа Мерлен» разноцветных и разновеликих уродцев и стал за ними ухаживать, как умел. Через месяц основная часть их передохла, через полтора окочурились самые стойкие, и это заставило Макса призадуматься, что он, вероятно, делает что-то не так. Он вторично отправился в «Леруа Мерлен» и купил новых цветов – но на сей раз значительно меньше. Прочитав дома надписи на этикетках, полез в интернет и выяснил, как ухаживать за каждым из них. Следующим шагом (он был роковым) стала покупка иллюстрированной энциклопедии «Комнатные растения». Макс сел читать её вечером, после работы – и всю ночь в его окне горела лампа и летела на свет мошкара сквозь открытую на проветривание фрамугу стеклопакета. Утром Макс, сполоснув лицо холодной водой, шёл на работу, стыдясь своих новых мыслей и испытывая от них одновременно жгучий кайф.
В ту же неделю он незаметно оторвал лист у тощего денежного дерева на подоконнике в бухгалтерии, потрогал землю пальцем и строго спросил у бухгалтера Анечки, штамповавшей ему договор для клиента:
- Ты каждый день его поливаешь?
- Естественно, - с некоторым возмущением отозвалась Анечка. – Каждый вечер, перед уходом.
- Ты что! Это же суккулент…
Анечка так и замерла с поднятой печатью.
- Их нельзя поливать слишком часто, - продолжил Максим.
- А как можно? – оправившись от шока, спросила Анечка.
- По мере подсыхания верхнего слоя почвы…
Заныканный листок быстро укоренился и дал отросток, и к осени на подоконнике Максима уже зеленела парой соблазнительно толстых листиков молодая крассула. К тому времени на том же подоконнике славно уживались белая орхидея, два кактуса, купленная в переходе у бабули детка алоэ, разноцветные фиалки и каланхоэ. С первыми днями августа Макс после долгих колебаний решился завести розы. Первая попытка провалилась: он по неопытности пересадил их сразу же, кое-как, и розы погибли. Вторые Макс рассаживал уже со всеми предосторожностями, но из пяти кустиков, втиснутых в магазине в один горшок, выжили только два. Однако Максим довольно скоро разгадал и в их молчаливой статике, что розы не собираются в ближайшее время радовать его ни свежими яркими листочками, ни тем более цветами. Порывшись в свой энциклопедии, он начал еженедельно подкармливать и ежедневно опрыскивать капризные цветы – но розы всё равно балансировали на грани жизни и смерти. Терять розы было жаль, и Максим задумался о фито-лампе…
Помимо этого его голову всё чаще посещала мысль о лютне. Он понимал, что, конечно, сбрендил – но уж очень было бы интересно… нет, не научиться – а так, хотя бы разок попробовать, как оно: играть на этом инструменте. Какие на лютне струны – такие же, как на гитаре? Можно ли играть без медиатора? И вообще, как она звучит?
Весело закрыв с друзьями мото-сезон, уже через две недели Максим сидел в холодном длинном помещении с высокими потолком, стыдливо поджимая ноги в казаках, залепленных жидкой грязью, и слушал худого, прямого, как палка, и абсолютно лысого старика с ловкими пальцами фокусника:
- Лютня, молодой человек, инструмент элегантный, инструмент, так сказать, олицетворяющий собой, в некотором роде, европейскую музыку эпохи Возрождения. Свою конструкцию, а также название, лютня получила от арабского уда, который был завезён в Европу во времена мавританского владычества на Пиренейском полуострове… Это щипковый инструмент, то есть звук из него извлекается, как вы уже поняли, с помощью пальцев…
С первым же тихим звуком, вылетевшим из-под пальцев старого волшебника, Максим понял, что пропал. Шагая домой по скользким раскисшим листьям, он увидел, как горит тёплый жёлтый свет в эльфийском окне – и рассеянно подумал, что при случае надо будет непременно поблагодарить эльфийскую принцессу. Ведь она, как ни крути, причастна к тому, что в его жизни произошли такие внезапные перемены.
Так окончилась нудная осень, отбелела скупыми снегами зима, и нехотя настала весна. Городская весна ужасна, как солнце в доме алкоголика: содрав хилую завесу снега, выпячивает всю грязь, которую земля успела накопить за месяцы снегопадов и вьюг. И, когда в теневой стороне под домами сдулись последние почерневшие сугробы, на парадных выросли листы, возвещающие о субботнике и предлагающие всем желающим превратить свой оттаявший двор в оазис весенней чистоты.
Папа-эльф идеей загорелся, и с утра в субботу вся светлая семья отправилась в ЖЭК, где получила щербатые веерные грабли и мешки для сбора мусора.
- А перчатки? – наивно спросила практичная мама-эльфийка.
- Кончились!
На газоне возле их парадной артритно скреблись две старушки. А на газоне у соседней парадной орудовал граблями Максим. Он был в свитере грубой вязки с высоким горлом, а волосы романтично забрал на затылке в хвост. Увидев его, Лаириэль внезапно вспомнила, что так и не отблагодарила соседа за метаморфозы, которые произошли в её жизни за последний год. Настроение было бесстрашное, весеннее, поэтому Лаириэль крикнула ему прямо тут, при всех:
- Привет! Сезон-то как, открыл?
- Нет ещё, - Макс опёрся о грабли и поглядел на эльфийку как-то странно, с хитринкой. – А ты на лютне играть научилась?
Лаириэль остановилась. Папа-эльф остановился было тоже, но практичная мама увела его за собой на газон.
- Нет, не научилась, - призналась Лаириэль. – Честно говоря, я почти об этом забыла. Хорошо, что ты напомнил! А ты на природу выбрался в итоге? С палатками?
- Выбрался, - кивнул Макс, не сводя с неё ярко-синего взгляда. – Прикольно так было! За Вуоксу ездили в августе с пацанами. Ну, с коллегами моими. Ты их видела. Грибов было-о!.. А в этом сезоне не знаю, получится ли. Ребята – не факт, что смогут. А одному ехать – совсем не то…
Лаириэль улыбнулась ему и прошла к своему газону, исполненная светлых надежд на будущее.
- Надо же, кто бы мог подумать, - сказала мама-эльфийка, - байкер, и вдруг заботится о чистоте двора. Фантастика какая-то! – и строго посмотрела на сиятельную дочь.
- Я склоняюсь к мысли, что стремление к красоте и гармонии, равно как и стремление к природе, заложено не только в эльфах, - ответила принцесса. – Так что не вижу ничего удивительного…
Субботник прошёл, и большие белые листки на дверях дома сменились на маленькие жёлтые: «Уроки игры на ЛЮТНЕ для начинающих. Первый урок бесплатно! Максим». Увидев это объявление в понедельник вечером, Лаириэль встала под дверью, как вкопанная. Конечно, она и думать забыла о прежней своей мечте – какая там лютня, если буквально через несколько недель она купит себе мотоцикл и будет с музыкальным рёвом рассекать по улицам родного города?.. Но имя, указанное в рекламе, намекало слишком явно, что, если уж первое занятие бесплатно, то… можно и попробовать, в конце концов!
Весь вечер эльфийка просидела у окна в чутком дозоре. Едва завидев, как Макс, закинув за плечо рюкзак со шлемом, шагает через двор в распахнутой куртке, она подхватила заготовленный пакет с мусором и помчалась по лестнице вниз. Бежала она так резво, что встреча произошла у самых почтовых ящиков.
- Привет, - застенчиво поздоровалась принцесса, - это, случайно, не ты объявления расклеил про лютню?..
…В следующий вечер ужасный байкер был допущен непосредственно в родительский замок. Пройдя строжайший эльфийский фейс-контроль, он вместе со своей лютней прошагал из прихожей в глубь замка – но не в опочивальню принцессы, на что он, конечно, втайне надеялся, а в гостиную, где его поджидала вся династия в полном составе. Макс вежливо поздоровался и сел на отведённый ему табурет.
- Лютня, - начал он, поглаживая рукой гриф инструмента, - самый прогрессивный и, я б сказал, интерактивный инструмент эпохи Возрождения. В Европу он попал… в общем, не совсем легально – через арабов. Чтоб не судиться с шахидами за интеллектуальную собственность, европейцы его проапгрейдили, сменили торговую марку и выдали за своё. Продукт – ну, то есть, инструмент – вышел настолько креативным, что висел в топах аж несколько веков подряд. Да. Хотя сейчас это, конечно, уже винтажная тема. Но винтаж нынче в особой цене. А теперь – давайте я наконец продемонстрирую вам, как она звучит…
- Какой образованный молодой человек, - заметила мама-эльфийка, когда урок был окончен и Макс ушёл. – И с каким тонким чувством юмора! Кто бы мог подумать: байкер, и вдруг владеет таким… возвышенным инструментом, как лютня!
- Был у нас уже один возвышенный игрун, - хмуро напомнил папа-эльф.
А принцесса засмеялась. Играть на лютне было, конечно, интересно – но она не согласилась бы на продолжение обучения, если бы уроки вёл не Макс… Макс постиг эту ослепительную истину приблизительно одновременно с правящей четой эльфов. Уловив боковым зрением опытного мотоциклиста, что вполне мирный дотоле обоз родительской любви, пыхнув праведным гневом, вот-вот заскрежещет, рванётся вперёд и перестроится прямо в него, мгновенно среагировал на ситуацию и красиво ушёл от столкновения, пригласив всё семейство в свою скромную келью двумя этажами ниже.
- О Боже, Максим! Какие у вас чудесные цветы! – всплеснув руками, воскликнула мама-эльфийка, и её сердце растаяло. – Это всё досталось вам в наследство?
- Нет, - скромно ответил ужасный байкер, опуская глаза, - это всё я сам.
- О, вы даже фито-лампу установили! – поразилась мама.
- Да нет, это обычная лампа, - пояснил Макс. – Фито-лампы непропорционально дорогие. Я просто купил плафон, подобрал по цвету лампы, потом выпилил стойку из доски, ну, лаком её покрыл в три слоя… Лампы вставил, таймер подключил… Ничего сложного. А хотите, и вам такую сделаю?
Тут растаяло сердце и у папы-эльфа. А Лаириэль любовалась расцветающей на подоконнике Макса белой розой и думала о том, что она, без сомнения, очутилась в сказке.
Вскоре после этого наши герои перешли на «ты», а уроки игры на лютне плавно перенеслись в покои принцессы. И, хотя всё давно уже было ясно, Максим и Лаириэль продолжали по очереди истязать ни в чём не повинную лютню и смущённо друг другу улыбаться: в конце концов, дверь-то в комнату оставалась открытой. Так и шло, пока однажды принцесса не спросила, как бы между прочим:
- Макс, слушай, а ты не поможешь мне выбрать байк?..
- В смысле – байк?..
- Ну… первый байк… Для начинающих… Я, вообще-то, уже год почти на него коплю. На права вот сдала осенью…
Макс охренел. Потом покраснел. Потом отложил лютню и встал.
- Слушай… Тут, это… такое дело… может, поженимся лучше, а?
Спустя ещё полтора месяца принцесса подловила момент, когда папы-эльфа не было дома, и вошла на кухню, перекрыв маме пути к отступлению и к телефонам.
- Мам, у меня к тебе серьёзный разговор.
Мама-эльфийка качнулась и поплыла в волнах тумана на жёлтый маяк пузырька с валерьянкой.
- Ты узнала, что беременна, и Максим тебя бросил…
- Мы с Максом расписались, купили второй мотоцикл и завтра уезжаем в свадебное путешествие по лесам Карелии. А цветы остаются, и их надо будет поливать, а то засохнут. Вопросы будут, или всё ясно?
- Всё ясно, - сказала мама и опустилась на стул посреди кухни, так и не доплыв до пузырька. – А… кто же поедет на втором мотоцикле?..
…Вот так и сложилась эта удивительная сказка, а точнее сказать, её начало. Ведь, как и полагается героям добрых сказок, байкер и его эльфийская принцесса жили очень долго и очень счастливо, исколесили множество дорог, и даже ни разу не попадали в серьёзные аварии. А к осени непременно возвращались назад, в город: ведь в сентябре начинался новый учебный год по классу лютни – сперва у Максима, а потом уже у его учеников.
С родителями тоже ничего страшного не произошло. Папа-эльф, допивая последние таблетки из спасительного маяка, правда, всплакнул и сказал, что дочь у него – настоящая принцесса, со всеми вытекающими безрассудными поступками. А принц, соответственно – надёжная опора их с матерью незаметной, но уже ощутимой эльфийской старости. Принц, тихо выждав для верности ещё неделю-другую, заботясь о престарелых родителях, незаметно подменил опустевший пузырёк валерьянки полным пузырьком пустырника. И тогда только сообщил, что пример сестры научил его не бояться своих дерзких желаний, а потому он уже две недели как уволился с работы, где прозябал в должности рядового дизайнера, и, следуя зову сердца, устроился работать по специальности, а именно – преподавать академический рисунок молодым оркам в небезызвестном колледже Культуры.
И, надо сказать, дела у него пошли преотлично. Юные орки женского пола поголовно повлюблялись в недоступного эльфийского принца, перестали прогуливать пары и начали стараться, ввиду чего у них повысилась успеваемость, и в работах появились даже отчётливые намёки на художественность. А эльфийский принц терпеливо клеил для своих милых учеников пирамиды, кубики и конусы из прочного картона взамен тех, которыми орки кидались на занятиях, стоило только принцу отвернуться. И ощущал себя самым счастливым эльфом если не на земле, то по крайней мере в своём сказочном королевстве.
Вот такая получилась сказка. Только не пытайтесь, Бога ради, её повторить! Это может быть опасно – как минимум для психики ваших родителей. Лучше напишите новую, свою собственную. Ведь для этого нужно всего-то ничего: не слушать ни «всезнающих» людей, ни жадных гномов, ни хитрых троллей, и мечтать лишь о том, чтобы самый далёкий и самый близкий друг улыбнулся от радости, невзначай разговорившись с вами.

22-24.03.2014.

@темы: Творчество

URL
Комментарии
2014-04-02 в 23:36 

MarionaWL
Там еще жива Дженис Джоплин. Там еще не отлита для Леннона пуля. Hазад в Уэмбли, автостопом до Вудстока...
Это очень тепло и добро.

2014-04-03 в 13:05 

Оптимус Прайм
Поехали!
Спасибо! Это, наверное, самая лучшая оценка для данного рассказа. :)

URL
2014-04-11 в 18:12 

Yaten Totenvogel
Nuclear Power, make up! || Я шизофрению не лечу, она у меня не болит
Оптимус Прайм,
Надо же - у тебя про эльфов, и у меня крайняя сказка про них))

Мило и забавно, хотя, по правде говоря, мне кое-что резало глаз... и не только глаз. У меня несколько неоднозначное впечатление, но трудно сформулировать мысль.

2014-04-12 в 19:44 

Оптимус Прайм
Поехали!
Ятэн, спасибо, что прочёл и оставил комментарий! :) Ты постарайся, можно в личку. Есть подозрение, что это как раз будет важно для меня. Это, впрочем, в любом случае будет важно, так как от тебя. Спасибо!

URL
2014-04-14 в 11:07 

Мэлтир
Love and peace
Наконец прочитал.

Действительно сказка, и сказка чудная! Молодец!

2014-04-15 в 22:08 

Оптимус Прайм
Поехали!
Мэлтир, Спасибо! :)
(между тем, в феврале муж стал счастливым владельцем Honda CB 400, так что с тревогой жду нового витка нашей собственной сказки. ))) )

URL
2014-09-23 в 19:07 

Earin
"Как-то мы с братаном шли ночью через лес. Луна была похожа на бифштекс." (с)
Очень добрая и светлая сказка - спасибо вам за нее!

Он был байкером. А байкер – это куда хуже, чем гном! Во всяком случае, с точки зрения любого добропорядочного эльфа. - ох, вот тут я соглашусь на все сто! Если бороду от гнома подцепить эльфийке невозможно, то вот мотоциклизм головного мозга - болезнь очень заразная :)

2014-09-23 в 19:24 

Оптимус Прайм
Поехали!
Earin, спасибо за отзыв! :)
Мотоциклизм - да!.. Сначала тебе всё пофиг, и ты легко заражаешь того, кто тебе дорог... А потом сам же жутко за него переживаешь. ))))

URL
     

Пульсы мотора

главная